Патриарх Кирилл об отмене государственного финансирования прерывания беременности

pat-kr34  22 января 2015 года Святейший Патриарх Кирилл выступил в ГД ФС РФ с предложением вывести аборты из системы Обязательного медицинского страхования (ОМС).

Несмотря на широкую поддержку данной инициативы со стороны российского общества, в связи с этим событием поднялась волна недобросовестных публикаций и заявлений как гражданских активистов, так и отдельных представителей медицинского сообщества- сторонников государственного финансирования абортов.

+++++++++++++++++

http://www.interfax-religion.ru/?act=radio&div=2186

Сайт Российского института стратегических исследований: «Комментарий относительно недавней инициативы патриарха Кирилла по поводу отмены государственного финансирования прерывания беременности»

Демографическое и социальное значение данного предложения сложно переоценить. Безусловно, последовательная борьба с абортами, по которым Россия является одним из мировых лидеров, выступает неотъемлемым условием дальнейшего демографического оздоровления.

Для конкретизации значения этого жизненного важного во всех смыслах предложения внесем некоторую ясность.

Во-первых, речь не идет о запрете абортов, как это пытаются представить недобросовестные журналисты и представители абортивной индустрии. Такую сложную проблему как аборты сложно преодолеть одной «волшебной» мерой, в том числе запретом. В данном случае речь идет о комплексном подходе к регулированию абортов при сохранении их доступности. В то же время российское государство, сбрасывая с себя финансовое бремя, связанное с финансированием абортов становится в один ряд с такими развитыми странами как Австрия, Венгрия, Германия, Израиль, США, Франция, Чехия и т. д. На самом деле стран, в которых процедура аборта полностью оплачивается государством, не так уж и много.

В то же время возможность совершения аборта, предусмотренная законом «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» от 22 ноября 2011 года, сохраняется вне зависимости о того, за чей счет производится прерывание беременности — конкретной женщины или государства (читай — налогоплательщиков). Государственные и частные (коммерческие) клиники, выполняющие аборты, находятся в едином правовом поле и широкое распространение данной процедуры на платной основе лишний раз доказывает, что платность процедуры прерывания беременности ни в коей мере не тождественна ее запрету.

В западном и восточном мире уже давно такие вещи, как алкоголь, табачная продукция и те же аборты имеют определенные ценовые и правовые барьеры, отсекающие от вовлечения в губительные для здоровья процессы целые слои общества.

Во-вторых, всплеск криминальных абортов, которым пугают российскую власть лоббисты абортов, не более чем плод недобросовестных манипуляций. Такого всплеска не наблюдается ни в Венгрии, ни в Польше, ни в Израиле, ни в Ирландии, ни во многих других странах с достаточно строгим законодательством в данной сфере. Наоборот, показатели женского репродуктивного здоровья, а порой и показатели рождаемости значительно лучше в тех странах, где аборты не финансируются государством. К примеру, в Ирландии, имеющей самое строгое законодательство в вопросе абортов в Европе, наблюдается самая высокая рождаемость на континенте. Впрочем, взаимосвязь ограничения абортов и высокой рождаемости, хотя и встречается весьма часто, все-таки не является закономерностью. Как известно, есть целый ряд других факторов, влияющих на показатели детности.

В качестве примера также можно привести Чили — страну с одним из самых жестких законов в отношении производства абортов. Несмотря на полный запрет абортов в этой стране, именно в ней наблюдается один из самых низких в мире(!) уровней материнской смертности. Причем снижение количества медицинских случаев, связанных с абортами, стало проявляться в Чили как раз после принятия в 1989 г. полного запрета абортов. Аналогичным образом, улучшение показателей женского и детского здоровья наблюдалось в Польше после принятия в 1993 г. закона об ограничении абортов. В числе медицинских «бонусов», вызванных ограничением абортов в Польше, справедливо отметить увеличение средней массы тела новорожденного, снижение женской онкологии и т. д.

В-третьих, аргумент о нарушении «права на бесплатный аборт» носит мифологический характер, так как нигде реализация такого права за счет государства не предусмотрена. Оплата государством абортов вовсе не является некой базовой составляющей демократических прав и свобод. Ни в международном, ни в отечественном праве нет ни одной нормы с таким содержанием. Между тем возможность совершения аборта при отмене государственного финансирования, как уже было сказано, остается.

Причем задача данной меры, как ее предлагает Патриарх, на наш взгляд, состоит не в том, чтобы наказать мать, отрекающуюся от материнства, рублем. Ее роль заключается в социально-психологическом воздействии.

Кроме того, следует отдельно указать, что российское законодательство в данной сфере до сих пор построено на спорных положениях раннего коммунистического периода, сформулированных еще в далекие 1920-е годы. Законодательный подход того времени противоречил национальным традициям, мнению значительной части медицинского сообщества и носил революционный, идеологически мотивированный характер.

По данным ВЦИОМ на февраль 2014 г., 67% россиян выступают за усиление мер, направленных на уменьшение числа абортов. Причем женщины в этом вопросе настроены более категорично, чем мужчины (71% и 61%, соответственно).

Немаловажно, что все средства полученные таким образом могли бы идти на поддержку российских семей и/или на нужды пострадавших от абортов — лечение женской онкологии, бесплодия, постабортного синдрома и т. д. Более справедливо, когда виновницы своего несчастья самостоятельно и заблаговременно отчисляют соответствующие средства на лечение собственных будущих недугов.

В противном случае эти расходы и дальше будут финансироваться из средств налогоплательщиков, многие из которых оказываются в положении «наказанных» неизвестно за что, так как сами абортов не делают и другим, что называется, не советуют. Далеко не всем известно, что в ежегодном исчислении размер средств налогоплательщиков, расходуемых на аборты, варьирует от 5 до 10 млрд. рублей.

Опыт показывает, что те, кто очень хотят сделать аборт, всегда находят такую возможность. К тому же в эпоху широкой доступности контрацептивных средств аргумент о безвыходности звучит как-то не очень убедительно. Однако задача социального государства состоит, на наш взгляд, в том, чтобы помочь сохранить каждую беременность, предложив семьям и матерям соответствующую помощь и заботу.

++++++++++++++++++++++

http://www.mk.ru/social/2015/01/22/vrachi-solidarny-s-patriarkhom-po-voprosu-abortov.html

Врачи солидарны с Патриархом по вопросу абортов

Главный педиатр РФ Александр БАРАНОВ: «Прерывание беременности в коммерческих клиниках нужно запретить».

Казалось бы — времена подпольных абортов ушли в прошлое. Однако теперь у экспертов появился повод для тревоги: если власти возьмут на вооружениепризыв Патриарха Всея Руси Кирилла и полностью исключат операции по прерыванию беременности из бесплатных медицинских услуг, все может вернуться. И все же многие врачи, включая известных, с Патриархом солидарны. «Я догадываюсь, что это многим не понравится, но я полностью поддерживаю такую позицию — аборты должны выполняться только платно», — заявил обозревателю «МК» главный педиатр России, академик РАМН, директор Научного центра здоровья детей РАМН Александр БАРАНОВ.

Врачи солидарны с Патриархом по вопросу абортов

фото: Геннадий Черкасов

— Прежде всего, я давно выступаю за то, чтобы запретить аборты в частных клиниках и разрешить производить их только в государственных, — говорит Александр Александрович. – Потому что частные гинекологические клиники сегодня живут в основном за счет нелегальных абортов. Я больше чем уверен, что наша официальная статистика абортов не соответствует истинному размаху этого явления. И для того чтобы хотя бы знать настоящее положение вещей, прерывания беременностей следует проводить только в госклиниках. И – платно.

– Но как же быть с медицинскими показаниями — ведь некоторым женщинам аборты делают не потому, что они не хотят рожать, а потому, что либо роды для них опасны, либо плод нездоров…

— Абортов по медицинским показаниям не так уж и много. Конечно, они должны быть исключением. Но это не больше 5% всех случаев прерывания беременности. К сожалению, чаще всего женщины прерывают беременность по совсем другим причинам.

— Были ведь еще и социальные показания?

– Низкая заработная плата? Да, иногда аборты прерывают потому, что женщину изнасиловали. Но это — совсем уж единичные случаи. И такие эксклюзивные ситуации, конечно, требуют отдельного рассмотрения. Но сам принцип, что аборты должны проводить в государственных учреждениях и за плату я поддерживаю.

– Патриарх считает, что такая мера поможет вдвое повысить рождаемость в нашей стране. Вы с этим согласны?

– Мы такую аналитику не проводили, но можно предположить, что такая мера, конечно, повлияет на число рождений детей.

— Есть опасения, что такая мера может привести и к появлению подпольных абортариев…

– С подпольными абортами надо бороться, и для этого у нас есть законы. Раньше за нелегальные операции по прерыванию беременности акушеров-гинекологов и бабок-повитух даже в тюрьму сажали. Современная же система борьбы с абортами, к сожалению, совершенно не соответствует нашим реалиям и интересам нашего государства. Например, в Западной Европе все гораздо жестче. Вот в Голландии женщина, которая хочет сделать аборт, должна встретиться с терапевтом, акушером- гинекологом, психологом, педиатром, социальным работником. И после прохождения всех этих консультаций из 4 женщин только 1 идет на аборт, а 3 отказываются. Так нужно и у нас.

Комментарий председателя Общероссийской Лиги Пациентов Александра САВЕРСКОГО:

– Я согласен – аборты из фонда ОМС оплачиваться не должны. Исключение должны составить только аборты по медицинским показаниям.

фото: Иван Скрипалев

СПРАВКА «МК»

Россия стала первой страной, где аборты разрешили проводить безо всяких на то оснований — по желанию женщины. Это случилось в 1920 году, а с 1936 по 1955 год эта практика была временно запрещена. Сегодня из 194 стран мира аборты разрешены в 55. Причем в Чили, Сальвадоре и Никарагуа аборты запрещены даже в тех случаях, когда беременность угрожает жизни женщины. Строже всего в этом отношении законодательство Африки и Латинской Америки, лояльнее всего — Европы и США. Мальта и Ватикан не разрешают прерывание беременности ни при каких обстоятельствах; Ирландия, Андорра, Сан-Марино, Монако и еще 119 стран мира, в том числе мусульманские страны Азии, допускают аборт только в случае угрозы жизни беременной женщины. В Польше, Испании, Лихтенштейне аборты разрешены с целью защиты не только жизни, но и физического и психического здоровья беременной женщины, а также в случае изнасилования, инцеста или аномального развития плода.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Comments are closed.