Радоница на окраинах.

Два с половиной часа ехал сегодня на Арку. С Радоницей совпало погребение жительницы этого села Розы Егоровны. Умерла она на Светлой. Два года назад совершил над ней Крещение. Предложил родственникам совершить отпевание, как положено с «Христос воскресе!». Они согласились.03

И вот сегодня после панихиды в Охотске отправились в путь. Совсем рядом, километрах в десяти от Арки, встретили препятствие: дорогу перегородил груженый рудой самосвал. На подъеме у него сгорело сцепление. Объехать его никак. Снегу на обочине больше, чем по пояс.

Мы со спутниками решили бросить машину и дальше идти пешком. До места, где нас ждал человек на «Буране» оставалось километра три. Мы опаздывали.  06

.Прошли колонну скопившихся самосвалов. Поздоровался со всеми удивленными водителями: за сто км.от Охотска священник по дороге не каждый день ходит ( согласитесь)04

И тут мимо едет уазик с знакомыми из Хаканджы. Останавливаю. «Подвезите до поворота на Арку». Откликнулись. Разворачиваются. Едем.08

Пересаживаемся в нарты. Объясняю почему дальше только на  "Буране". Через р. ОхотА на моей машине уже нельзя. Лед подмывает. Много проталин. На снегоходе безопаснее. 09
11
Хотя мы опоздали на полчаса нас, таки, дождались. И отправились провожать от дома до кладбища Розу Егоровну вместе с жителями. Прошли улицу. Поселковый аэродром. Больницу, где три недели назад соборовал и причащал её. И вот оно, кладбище.

Отпевания не совершались здесь с первой половины прошлого столетия. Начал петь стихиры Пасхи. Люди слушали. Кто-то просто смотрел. Кто-то крестился. Я пел громко, у меня по-другому не получалось. «Рцем братия, и ненавидящих нас, простим вся воскресением!»…. Стихиры Пасхи, как давно они здесь не звучали. Евангелие. О разрешительной молитве рассказал народу. Потом её прочитал. Произнес слово. Потом были добрые слова разных людей о чудесном человеке, которым была ( и есть) Роза Егоровна. 20150421_14594620150421_15212720150421_151335

В промежутке межу похоронами и поминальным обедом я пошел гулять по кладбищу.

Я шел, как по другому миру, который сто лет не видел ни один священник. Я увидел много разных обычаев, которые сопровождают поминовение. Что-то они значат, о некоторых никто уже и объяснить не возьмется, разве что скажут: «Так положено». «Положено» нитки в гроб с усопшим класть, очки, если носил. Чайничек небольшой с обязательно надломленным носиком, кружку, ложку. "Постойте. Но это же атрибуты жизни" — мелькнуло у меня в голове. А надломленный потому, что жизнь такая. "Разве нам, православным, сложно догадаться, что подразумевают эти традиции?"- думаю я. А вот еще одна: в могилу усопшей Розе сыплют пшеничную крупу. А у меня про зерно вспомнилось: …аще не умрет, то едино пребывает, аще же умрет, мног плод принесет…

Родные сидят на могилах, кушают за столами, «поминают» как могут. Где-то на эвенских могилах горят костры – огонь дело для эвенов священное. Мне, как будто, разрешили все это увидеть. Сто лет никому из священников не показывали, а вот сегодня разрешили. Сделал несколько снимков. С некоторыми поговорил, тихонько, чтобы не потревожить. Все, что я видел сегодня, все эти обычаи реально для меня обозначали что-то именно Пасхальное. Смотрю вокруг, а люди все хорошие-хорошие.

20150421_154009 20150421_154021 20150421_154207 20150421_155753 20150421_155851 20150421_161133 20150421_190050

Надеюсь, что, хотя-бы, некоторым, кто сегодня был на отпевании, кто был на кладбище, стало понятнее, что же делает это день таким необычным, в чем причина радости этого дня. Христос воскресе!   20150421_190102

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Comments are closed.